Лон-Гор и Аль-Она сидят вдвоем в купе поезда на Бассанию и смотрят в окно, каждый - из своего угла. А в окне - кругом холмы, а над зааливом Зеленого моря садится серебристое солнце.
- Я спросила у секретаря провинции по политическим вопросам, - начала Аль-Она, - что выше: долг врача или долг менвита. Угадайте, что он ответил. Перед тем, как сесть в поезд, письмо послала в Бассанию. Написала про операцию. И как обморочного из операционной -тащила. И все остальное.
- Мы же сработались... - только и смог вымолвить Лон-Гор.
- Еще бы. А вы думали, чего стоит поставить себе цель быть подле вас, изучить все ваши привычки, изучить, что вы предпочитаете медленно, а что быстро, что утром, а что вечером, что считаете подлостью, а что смелостью и как завязываете шнурки?
- Арестуют и вас.
- Это слишком хорошо, чтобы быть правдой.
Лон-Гор сидел неподвижно еще с секунду, и ему страшно захотелось взглянуть Аль-Оне в глаза, и он впервые подумал, что ни разу ее без очков не видел.
Лон-Гор вскочил, схватил ее Аль-Ону плечи так крепко, что что-то щелкнуло, и впился в нее взглядом, пытаясь через очки различить, зачем она это сделала, и ему хотелось сорвать эти надоевшие очки
Он смотрел на нее тем страстным взглядом, какой появлялся у него в разгар работы и в который Аль-Она была влюблена. И она смотрела в его черные зрачки,и пила его взгляд, и думала: "Ну убей меня, ну убей! Мне будет приятно".
Впезапно Лон-Гор разжал руки (Аль-Она упала на полку) и выбежал из купе.
...Он открыл дверь вагона и увидел быстро бегущую кромку моста, медленно ползущий берег и неподвижное солнце. А внизу был Великий залив. Они проезжали самый длинный мост на всей Рамерии. "А что, если прыгнуть? - подумал Лон-Гор, - И - к арзакам? Стать против тех, с кем границу защищал? То с одними, то с другими... Чушь какая-то... С арзаками против менвитов, с менвитами против арзаков...А за что под огнем лежал? Нафиг патроны экономил?.. Аль-Она, или вы поэтому не дали показания сразу, чтобы дать мне сбежать?"
...Возвращаясь в купе по коридору, Лон-Гор услышал, как Аль-Она рыдает в голос, чего у менвитов вообще не допускалось. Врач вошел, занял свое место и сказал:
- Выпейте успокоительное...Выпейте успокоительное...
- Нет, спасибо, - пробормотала сквозь слезы ассистентка.
Тогда Лон-Гор сам растворил ей капли и протянул стопку.
- Нет, спасибо, - повторила Аль-Она.
- Что вас беспоко...Почему вы позволили себе разреветься?
- Потому что вы ушли.
- Гхм... Тогда почему плачете сейчас?
- Потому что вы вернулись.
Серебристое солнце поцеловало океан и от стыда вспыхнуло розовым. Лон-Гор отпаивал Аль-Ону.